Оправдательный приговор по части 1 статьи 105 УК РФ

Судья Т.Р.З. Дело № 22-62                                                                              2010 г.

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

гор. Майкоп            26 февраля 2010 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Адыгея в составе:

председательствующего – Ч.И.Я.

судей П.С.В. и В.В.С.

с участием прокурора Э.Э.Б., адвоката Ч.Н.Г., оправданного Г.Р.А.,

при секретаре Б.Ю.В.,

рассмотрела в судебном заседании от 26 февраля 2010 года уголовное дело по кассационному представлению помощника прокурора г. Майкопа С.П.В. на приговор Майкопского городского суда от 28.12.2009 года, которым

Г.Р.А., родившийся ДД.ММ.ГГГГ года рождения в <адрес>, <данные изъяты>, проживающий в <адрес>, <данные изъяты>

– оправдан по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 105 УК РФ на основании п.2 ч.2 ст. 302 УПК РФ за непричастностью к совершению преступления.

Ранее избранная в отношении Г.Р.А. мера пресечения в виде заключения под стражу отменена с освобождением его из-под стражи в зале суда. За оправданным Г.Р.А. признано право на реабилитацию.

Уголовное дело направлено руководителю СУ СК при прокуратуре РФ по РА для производства предварительного следствия и установления лица, подлежащего привлечению к уголовной ответственности.

Заслушав доклад судьи В.В.С., объяснение адвоката Ч.Н.Г. и оправданного Г.Р.А. просивших приговор оставить без изменения, а кассационное представление прокурора без удовлетворения, мнение прокурора Э.Э.Б., поддержавшего доводы кассационного представления и полагавшего приговор суда подлежащим отмене, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

в кассационном представлении и дополнении к нему помощник прокурора г. Майкопа С.П.В. просит отменить приговор суда и направить уголовное дело на новое судебное рассмотрение.

Прокурор указывает, что суд в обоснование принятого решения сослался на то, что на одежде Г.Р.А. не было обнаружено следов крови, а резкое соприкосновение орудия преступления – камня с обильно окровавленным предметом, не могло не вызвать загрязнение кровью окружающих лиц на расстоянии не менее 1-1,5 метров, однако данный вывод является предположительным, поскольку сделан судом на основании собственных предположений без допроса эксперта-криминалиста, обладающего специальными знаниями.

Автор кассационного представления считает неправильными выводы суда о том, что свидетель ФИО5, стоя возле дерева, на которое он указывает, не мог наблюдать, как Г.Р.А. наносил удары ФИО6 ввиду того, что тело ФИО6 было найдено в 50 см от задней стенки гаража №53, поскольку Г.Р.А. находился рядом с ФИО6, но не возле его головы, как указано судом, и ФИО5 имел реальную возможность наблюдать происходящее.

Прокурор указывает, что суд в нарушение требований уголовно-процессуального закона удовлетворил ходатайство стороны защиты произвел осмотр места происшествия с выездом на территорию двора <адрес> и в ходе осмотра места происшествия фактически произвел следственный эксперимент. Однако главой 37 УПК РФ, регламентирующей порядок проведения судебного следствия, не предусматривается возможность проведения осмотра места происшествия.

Кроме того, прокурор указывает, что осмотр места происшествия производился без участия самого свидетеля ФИО5, проверка достоверности показаний которого являлась предметом проведенного осмотра. Считает, что судом не было конкретизировано место, то есть участок тротуара, с которого свидетель ФИО5 наблюдал за произошедшими событиями, так как в протоколе проверки его показаний данное место также не было конкретизировано.

В возражениях на кассационное представление защитник оправданного Г.Р.А. адвокат Ч.Н.Г. просит приговор суда признать законным, обоснованным и оставить его без изменения, а кассационное представление прокурора – без удовлетворения.

При этом она указывает, что утверждение прокурора о том, что свидетель ФИО5 имел возможность наблюдать происходящее, опровергается материалами уголовного дела, протоколом осмотра и заключением судебно-медицинской экспертизы №494. Анализ показаний свидетеля ФИО5 в совокупности с результатами выездного судебного заседания, свидетельствует о непоследовательности, противоречивости и несоотносимости его показаний с установленными судом обстоятельствами.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления и возражений на него, судебная коллегия считает, что приговор суда в отношении Г.Р.А. подлежит оставлению без изменения по следующим снованиям.

Приговором суда Г.Р.А. был оправдан по обвинению в совершении убийства ФИО9 за непричастностью к совершению преступления.

В обоснование принятого решения суд указал, что причастность Г.Р.А. к совершению инкриминированного ему преступления основана на показаниях свидетеля ФИО5, который в ходе предварительного следствия тоже подозревался в совершении данного преступления, показания данные им на различных стадиях предварительного расследования и судебного следствия являются противоречивыми и непоследовательными.

Так будучи допрошенным, в 2002 году, то есть вскоре после произошедшего убийства, ФИО5 показал, что не видел на месте происшествия ни Г.Р.А. ни ФИО9, и не может сообщить кто и как убил ФИО9, так как было темно.

Спустя 6 лет после совершения преступления в 2008 году ФИО5 показал, что видел Г.Р.А. кидающим камень в сторону лежащего на земле ФИО9, а в судебном заседании спустя более семи с половиной лет вновь изменил свои показания и показал, что, момента, как Г.Р.А. бросал камень в сторону лежащего ФИО9 он не наблюдал.

Показания ФИО5 о том, что Г.Р.А. наносил удары камнем по голове ФИО9 возле боковой стенки гаража №52, противоречат материалам дела, так как местом совершения преступления явилось место обнаружения трупа ФИО9, то есть место на расстоянии 50 см. от задней стенки гаража №53, поскольку согласно заключения эксперта №394 от 22.05.2002 года потерпевший после получения открытой черепно-мозговой травмы, от получения которой на задней стенке гаража №53 остались следы от брызг крови, не мог осуществлять активные целенаправленные действия, и его смерть наступила непосредственно на месте его обнаружения.

Суд критически оценил показания свидетеля ФИО5 о том, что обнаруженный на месте происшествия спичечный коробок с номером телефона был передан ФИО10 Г.Р.А. и впоследствии утерян последним. Согласно заключению экспертизы запись на данном спичечном коробке исполнена не Г.Р.А. и не ФИО10 Кроме того, данный спичечный коробок, изъятый с места происшествия, не был приобщен к материалам дела в качестве вещественного доказательства и впоследствии был утерян.

Кроме того, суд указал в приговоре, что на задней стенке гаража №53 были обнаружены следы от брызг и подтеков крови потерпевшего приблизительный диаметр которых составлял от одного до полутора метров, и резкое соприкосновение камня, послужившего орудием преступления, сброшенного на потерпевшего с высоты, не могло не вызвать попадание брызг крови на лиц, которые находились рядом с местом падения на расстоянии около 1-1,5 метра. Показания ФИО5 о том, что Г.Р.А. бросал камень на лежащего рядом с ним на земле ФИО9 опровергаются тем, что на одежде Г.Р.А. следов крови обнаружено не было.

Суд первой инстанции указал, что показания свидетеля ФИО5, на которых фактически основано обвинение, противоречат исследованным в судебном заседании доказательствам, а вызванные этим противоречием сомнения не могут быть устранены в ходе судебного разбирательства, и поэтому суд истолковал их в пользу подсудимого и оправдал Г.Р.А. за непричастностью к совершению инкриминированного ему преступления.

Доводы кассационного представления о предположительном характере вывода суда о том, что резкое соприкосновение камня, явившегося орудием преступления, с обильно окровавленным предметом, не могло не вызвать загрязнение кровью окружающих лиц на расстоянии не менее 1-1,5 метров, являются несостоятельными.

Данный вывод суда не носит предположительного характера, поскольку сделан на основе данных, описанных в протоколе осмотра места происшествия и для разрешения указанного вопроса не требовалось привлечение специалиста, обладающего специальными знаниями.

Доводы кассационного представления о необоснованности выводов суда о том, что ФИО5, находясь возле дерева около киоска на расстоянии 25 метров от левой боковой стенки гаража №53, не мог видеть, как Г.Р.А бросает камень в сторону лежащего на земле ФИО9, являются несостоятельными.

Судом было установлено, что смерть ФИО9 наступила непосредственно на месте получения черепно-мозговой травмы, то есть в месте обнаружения его трупа на расстоянии 50 см. от задней стенки гаража №53.

Однако при проведении выездного судебного заседания было установлено, что для человека, находящегося возле дерева, около которого стоял ФИО5, наблюдая за происходящим, статист, находившийся около задней стенки гаража №53, стал видимым для человека, стоящего возле дерева, только после того, как статист отошел от задней стенки гаража №53 в сторону проезжей части на 2 метра 10 см.

Судом первой инстанции также было установлено, что в момент совершения преступления предусмотренного гаражом №53 в сторону по направлению места с которого Ш.В.М. по его утверждению вел наблюдение, стоял еще один гараж шириной 3 метра под номером 52, задний угол которого дополнительно перекрывал видимость площадки перед задней стенкой гаража №53.

Доводы представления о том, что судом не было конкретизировано место, то есть участок тротуара, с которого свидетель ФИО5 наблюдал за произошедшими событиями, являются необоснованными, поскольку данное место было установлено на основании показаний самого свидетеля ФИО5 и свидетеля ФИО11 – продавца киоска, около которого они с Г. употребляли спиртное.

Кроме того, ФИО5 в своих показаниях, а также при проверке его показаний на месте, указывал, что в момент, когда Г. бросал камень в потерпевшего, последний находился у боковой стенки гаража №52.

Труп потерпевшего был обнаружен возле задней стенки гаража №53, следы от брызг, и подтеков крови – на задней стенке гаража №53. Согласно выводов заключения эксперта №394 от 22.05.2002 года, потерпевший после получения открытой черепно-мозговой травмы, в результате нанесения которой на задней стенке гаража №53 остались множественные следы от брызг крови, не мог осуществлять активные целенаправленные действия, и его смерть наступила непосредственно на месте его обнаружения. Учитывая изложенные обстоятельства, суд первой инстанции пришел к обоснованному и правильному выводу о том, что показания свидетеля ФИО5, положенные в основу предъявленного Г.Р.А. обвинения, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленным судом.

Доводы представления о том, что суд в нарушение требований уголовно-процессуального закона удовлетворил ходатайство стороны защиты, произвел осмотр места происшествия с выездом на территорию двора <адрес> и фактически произвел следственный эксперимент, являются необоснованными.

В соответствии со ст. 288 УПК РФ, при проведении судебного следствия в случае необходимости установления обстоятельств, имеющих значение для дела, суд вправе произвести осмотр местности и помещений с участием сторон, а при необходимости с участием свидетелей, экспертов специалистов.

При удовлетворении ходатайства стороны защиты и проведении осмотра местности на месте, где был обнаружен труп потерпевшего, суд первой инстанции не допустил нарушения требований уголовно-процессуального закона, поскольку данное следственное действие производилось с участием сторон и с целью установления, мог ли свидетель ФИО5, находясь возле киоска рядом с деревом, видеть, что происходит на площадке, непосредственно прилегающей к задней стенке гаража №53.

Необходимости в привлечении свидетеля ФИО16 в проведении осмотра местности не имелось, а поэтому его отсутствие при проведении данного следственного действия не может служить основанием для того, чтобы подвергать сомнению установленные в ходе данного выездного заседания обстоятельства.

Исследовав представленные сторонами доказательства и правильно оценив их в совокупности, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о непричастности Г. Р.А. к совершению инкриминированного ему преступления.

При таких обстоятельствах судебная коллегия приходит к выводу о том, что приговор Майкопского городского суда от 28.12.2009 года в отношении Г.Р.А. подлежит оставлению без изменения, а кассационное представление прокурора – без удовлетворения.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

приговор Майкопского городского суда от 28.12.2009 года в отношении Г.Р.А. оставить без изменения, а кассационное представление помощника прокурора г. Майкопа С.П.В. – без удовлетворения

Председательствующий –                                                             И.Я. Ч.

 

guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments