Оправдательный приговор. Убийство из ревности.

Судья Ч.С.Т.            Дело № 22-245                 2013 год

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Майкоп                                     17 мая 2013 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда Республики Адыгея в составе:

председательствующего Г. Е.В.,

судей: Д.М.М. и Ч.С.Г.,

при секретаре Б.А.И.,

с участием государственного обвинителя помощника прокурора Тахтамукайского района Т.Л.Д.,

оправданного Т.Р.А.,

защитников оправданного Т.Р.А. – адвоката Д.М.Б., представившего ордер  от ДД.ММ.ГГГГ, адвоката Б.Р.А., представившего ордер  от ДД.ММ.ГГГГ,

потерпевшей ФИО7,

представителя потерпевшей ФИО7 – адвоката Ч.Н.Г., предоставившей ордер  от ДД.ММ.ГГГГ

рассмотрела в открытом судебном заседании 17 мая 2013 года апелляционное представление и дополнительное апелляционное представление государственного обвинителя по делу помощника прокурора Тахтамукайского района Т.Л.Д., апелляционную жалобу потерпевшей ФИО7 на приговор Тахтамукайского районного суда от 26.02.2013 года, которым

Т.Р.А.<данные изъяты> года рождения, уроженец а. <адрес>, гражданин РФ, имеющий среднее образование, невоеннообязанный, не работающий на момент ареста, женатый, имеющий малолетнюю дочь, ДД.ММ.ГГГГ года рождения, зарегистрированный по адресу: <адрес>, проживающий по адресу: <адрес>, не судимый,

признан не виновным и оправдан по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ ввиду его непричастности к преступлению (п. 2 ч. 2 ст. 302 УПК РФ).

Мера пресечения Т.Р.А. отменена и из-под стражи немедленно освобожден.

За Т.Р.А. признано право на реабилитацию.

Решена судьба вещественных доказательств и иных документов.

Направлено настоящее уголовное дело руководителю Тахтамукайского межрайонного следственного отдела следственного управления Следственного комитета РФ по РА для производства предварительного расследования и установления лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого.

Заслушав доклад судьи Верховного суда Республики Адыгея Г.Е.В., доложившей обстоятельства дела, доводы апелляционного представления и дополнений к нему и апелляционной жалобы, мнения государственного обвинителя по делу помощника прокурора <адрес> Т.Л.Д., потерпевшей ФИО7 и ее представителя адвоката Ч.Н.Г., просивших отменить приговор Тахтамукайского районного суда от 26.02.2013 года и направить уголовное дело на новое судебное рассмотрение в суд первой инстанции в ином составе суда, мнения оправданного Т.Р.А. и его защитников адвокатов Д.М.Б. и Б.Р.А., просивших приговор оставить без изменения, а апелляционные представление и жалобу – без удовлетворения, судебная коллегия

У С Т А Н О В И Л А :

Приговором суда Т.Р.А. признан невиновным и оправдан по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ ввиду его непричастности к преступлению (п. 2 ч. 2 ст. 302 УПК РФ).

Согласно обвинительному заключению Т.Р.А. обвиняется в том, что он совершил покушение на убийство – умышленные действия лица, непосредственно направленные на совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по независящим от этого лица обстоятельствам, а именно на убийство – умышленное причинение смерти другому человеку, то есть преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ.

Как следует из обвинительного заключения, преступление Т.Р.А. совершено при следующих обстоятельствах.

ДД.ММ.ГГГГ около 14 часов знакомые между собой ФИО10ФИО11 и Т.Р.А. прибыли в кафе «Милана» по адресу: <адрес> для предстоящей встречи с ФИО7 (ФИО12). Инициатором указанной встречи являлся ФИО10, который намеревался изобличить Т.Р.А. в умышленном повреждении шин собственного автомобиля весной 2011 <адрес> ФИО7 (ФИО12) обладала информацией о причастности Т.Р.А. к повреждению имущества ФИО10, последний ДД.ММ.ГГГГ в период с 16 до 19 часов позвонил ей на сотовый телефон и попросил явиться для беседы в кафе «Милана», расположенное по указанному выше адресу.

После прибытия ФИО7 (ФИО12) в указанное кафе Т.Р.А., осознавая, что в процессе общения ФИО7 (ФИО12) с ФИО10 последнему станут известны обстоятельства совершенного им преступления, а также предвидя возможный в этой связи конфликт с ФИО10 и ФИО11, решил совершить убийство ФИО7 (ФИО12). С этой целью ДД.ММ.ГГГГ в период с 18 часов до 19 часов 30 минут Т.Р.А., реализуя свой преступный умысел на убийство ФИО7 (ФИО12), находясь в помещении кафе «Милана», на почве личных неприязненных отношений, действуя умышленно, имеющимся при себе колюще-режущим предметом (ножом) нанес ФИО7 (ФИО12) один удар в область живота, причинив последней одиночное колото-резанное ранение живота, проникающее в брюшную полость с повреждением тонкого кишечника и большого сальника, которое является опасным для жизни и квалифицируется как тяжкий вред здоровью. При нанесении удара ножом в область расположения жизненно-важного органа потерпевшей Т.Р.А. осознавал общественную опасность своих действий, предвидел возможность наступления общественно опасных последствий в виде наступления смерти ФИО7 (ФИО12) и желал их наступления, но смертельный исход не наступил по независящим от Т.Р.А. обстоятельствам, так как его дальнейшие преступные действия были пресечены находившимися на месте происшествия ФИО11 и ФИО10, которые оттолкнули Т.Р.А. от потерпевшей и не позволили ему довести свой умысел до конца.

После совершения данного преступления Т.Р.А. скрылся с места происшествия, а ФИО7 (ФИО12) была доставлена гражданами ФИО10 и ФИО11 в МБУЗ <адрес> районную больницу и благодаря своевременно оказанной медицинской помощи осталась жива.

В ходе судебного заседания Т.Р.А. вину в совершении инкриминируемого преступления не признал.

В апелляционном представлении и дополнениях к нему государственный обвинитель по делу помощник прокурора Тахтамукайского района Т.Л.Д. ставит вопрос об отмене приговора Тахтамукайского районного суда от 26.02.2013 года в отношении Т.Р.А. и направлении материалов дела на новое судебное рассмотрение, в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела и нарушением уголовно-процессуального закона.

В дополнениях к апелляционному представлению государственный обвинитель по делу помощник прокурора Тахтамукайского района Т.Л.Д., полагая данный приговор незаконным и необоснованным, также ставит вопрос о его отмене и направлении уголовного дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

В обоснование представлений ссылается на то, что выводы суда об отсутствии достаточных, объективных доказательств, подтверждающих причастность Т.Р.А. к совершению преступления, не основаны на оценке всех исследованных судом доказательств в их совокупности. Полагает, что причастность Т.Р.А. к совершению преступления доказана показаниями потерпевшей ФИО7, свидетелей ФИО13ФИО14ФИО15ФИО24ФИО16ФИО17ФИО18ФИО19ФИО20 и другими письменными доказательствами.

Кроме того, по мнению государственного обвинителя, показания потерпевшей ФИО7 полностью подтверждаются заключением судебно-медицинской экспертизы  от ДД.ММ.ГГГГ и приобщенной медицинской картой , согласно которым одиночное колото-резанное ранение живота потерпевшей, проникающее в брюшную полость с повреждением тонкого кишечника и большого сальника, причинено колюще-режущим предметом, возможно ножом и т.п., возможно в срок и при обстоятельствах, указанных в постановлении о назначении экспертизы, и в момент причинения указанного повреждения пострадавшая, наиболее вероятно, располагалась лицом к лицу к наносившему повреждение. При этом судом дана неверная оценка показаниям свидетелей ФИО10 и ФИО11, которые противоречат иным доказательствам по уголовному делу.

Помимо этого, суд в нарушение ст. ст. 74, 75 УПК РФ положил в основу приговора такие недопустимые доказательства как письменные объяснения ФИО7 от ДД.ММ.ГГГГ и ФИО10 от ДД.ММ.ГГГГ, которые ими были даны оперуполномоченному уголовного розыска ОМВД России по Тахтамукайскому району М.М.Ш. без разъяснения последним процессуальных прав и обязанности давать правдивые показания, ответственности за неисполнение этой обязанности и возможности последующего использования этих показаний в процессе доказывания в случае их отказа от них. На основании этих объяснений суд необоснованно пришел к выводу о том, что ФИО7 ножевое ранение нанесла сама себе, оговаривая при этом оправданного Т.Р.А. из чувства мести, считая его виновным в поджоге ее автомобиля.

Кроме этого, суд без достаточных к тому объективных данных сделал вывод о том, что, давая суду показания о том, что в день причинения потерпевшей ножевого ранения и на следующий день после этого они со слов соответственно ФИО10 и потерпевшей узнали о нанесении этого ранения Т.Р.А. Свидетели ФИО14 и ФИО15 поддались влиянию потерпевшей, которая с целью создания искусственной доказательственной базы против Т.Р.А., договорилась с ними дать такие показания.

Обосновывая вывод о непричастности подсудимого, суд сослался на показания свидетеля ФИО20 и показания эксперта К.И.А. о том, что лицо, находящееся справа от ФИО7 и напротив нее, не могло причинить имеющееся у нее ранение. Однако этим показаниям судом дана не объективная оценка, так как совершенно очевидно, что просто таких слов, без уточнения расстояния, взаимного расположения (боком, спиной, лицом друг к другу и т.п.), делать вывод о достоверности или недостоверности доводов потерпевшей недопустимо.

В апелляционном представлении государственный обвинитель Т.Л.Д. просит также отменить постановление Тахтамукайского районного суда от 10.01.2013 года по уголовному делу в отношении Т.Р.А., оправданного приговором Тахтамукайского районного суда от 28.02.2013 года, которым признана недопустимым доказательством видеозапись разговора двух мужчин и двух женщин в доме потерпевшей ФИО7, состоявшегося ДД.ММ.ГГГГ, записанная сотрудниками полиции скрытой камерой. В ходе состоявшегося разговора свидетель ФИО10 самостоятельно, без чьего-либо принуждения и давления рассказал ФИО13 (дочери потерпевшей) и присутствовавшему при разговоре второму неустановленному мужчине о том, как Т.Р.А., не желая быть изобличенным ФИО7 в повреждении колес машины ФИО10, ударил потерпевшую ножом в живот. При этом полагает, что исключенные доказательства, а именно:

– постановление о предоставлении результатов ОРД следователю (съемка встречи ДД.ММ.ГГГГ в доме ФИО7 в а. Новая Адыгея, <адрес>) от ДД.ММ.ГГГГ (т. 1 л.д. 68-69);

– акт наблюдения (порезультатам съемки в доме ФИО7 в а. Новая Адыгея, <адрес>) от ДД.ММ.ГГГГ (т. 1 л.д. 73);

– сводка  «НВД» (разговора двух мужчин и двух женщин на адыгейском языке в доме ФИО7 в а. Новая Адыгея, <адрес>) от ДД.ММ.ГГГГ (т. 1 л.д. 74-79);

– постановление о рассекречивании и предоставлении результатов ОРД следователю (негласная аудиозапись в ИВС ОМВД России по <адрес>) от ДД.ММ.ГГГГ (т. 3 л.д. 33-36);

– справка-меморандум с (перевод негласной аудиозаписи в ИВС ОМВД России по <адрес>) от ДД.ММ.ГГГГ (т. 3 л.д. 37-39)

добыты и предоставлены уполномоченным оперативным подразделением МВД РФ по Республике Адыгея в полном соответствии с требованиями ст. 89 УПК РФ, ст. 1, п. 6 ст. 6, ч. 1 ст. 7, ст. 11 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» и п. п. 5, 7, 9, 10, 15-18 и 21 Инструкции о порядке предоставления результатов оперативно-розыскной деятельности дознавателю, органу дознания, следователю, прокурору или в суд.

Кроме того, по мнению государственного обвинителя, результаты оперативно-розыскных мероприятий, а именно постановление от 01.08.2012 года о признании и приобщении к уголовному делу в качестве иных документов CD-диска, имеющего обозначение «МН-65В» с видеозаписью (т. 1 л.д. 92) и постановление о признании и приобщении к уголовному делу иных документов (CD-R-диска с негласной аудиозаписью в ИВС ОМВД России по <адрес>) от ДД.ММ.ГГГГ (т. 3 л.д. 44) в установленном ч. 1, п. 4 ч. 2 и ч. 6 ст. 74, п. 3 ч. 1, ч. 2 ст. 81, ст. ст. 84, 86 УПК РФ порядке признаны следователем и приобщены к делу в качестве доказательств по делу.

Таким образом, государственный обвинитель полагает, что постановление Тахтамукайского районного суда от 10.01.2013 года об исключении доказательств вынесено с нарушением требований уголовно-процессуального законодательства, поскольку не основано на УПК РФ и Федеральном законе «Об оперативно-розыскной деятельности».

Кроме этого, государственный обвинитель, считая, что поскольку судом первой инстанции дана неверная оценка показаниям потерпевшей, свидетелей ФИО10ФИО20ФИО14ФИО15ФИО16 и ФИО13 и эксперта К.И.А., а также незаконно исключен из числа доказательств CD диск «МН-65В» с видеозаписью беседы ФИО7ФИО13ФИО10 и четвертого неустановленного лица, в ходе которой ФИО10 рассказал о причинении Т.Р.А. ножевого ранения потерпевшей, просит судебную коллегию вызвать в судебное заседание и допросить вышеперечисленных лиц, а также осуществить просмотр видеозаписи, имеющейся на приобщенном к материалам уголовного дела CD диске «МН-65В» (том 1 л.д. 80).

В судебном заседании в апелляционной инстанции государственный обвинитель Т.Л.Д. отказалась от вышеуказанного ходатайства, заявленного в апелляционном представлении.

В апелляционной жалобе потерпевшая ФИО7 просит отменить приговор Тахтамукайского районного суда от 26.02.2013 года в отношении Т.Р.А., считая его незаконным, и просит беспристрастно исследовать все доказательства по делу. Потерпевшая ФИО7 считает, что суд подверг необоснованному сомнению достоверность ее последовательных показаний в судебном заседании и в ходе предварительного следствия о том, что по приезду в кафе именно Т.Р.А. нанес ей ножевое ранение, которое он причинил, желая воспрепятствовать ей сообщить в присутствии ФИО10 и ФИО11 о том, что именно Т.Р.А. повредил колеса автомобиля, принадлежащего ФИО10 При этом суд неверно посчитал, что потерпевшая оговаривает Т.Р.А. по причине поджога последним ее автомобиля. Кроме этого, по мнению потерпевшей, суд неправильно дал оценку показаниям свидетеля ФИО10, который давал противоречивые показания на предварительном следствии и в суде, но всегда утверждал одно и то же в той части, что потерпевшая пришла в кафе по его просьбе, и что никто, кроме находящегося Т.Р.А., не мог нанести ей удар. В обоснование доводов жалобы потерпевшая ссылается также на то, что и в день совершения преступления в отношении нее, и на следующий день она говорила допрошенным судом свидетелям по делу ФИО23ФИО24ФИО14ФИО15ФИО16 о том, что именно «Батя», то есть Т.Р.А., причинил ей ножевое ранение. При этом никакого давления на этих свидетелей она не оказывала. Ранее давала объяснение сотруднику полиции М.М.Ш. о нанесении самой себе ножевого ранения только из-за того, что опасалась Т.Р.А., который угрожал ей и ее семье, и, поддавшись уговорам ФИО10, который является родственником Т.Р.А. и хотел разрешить сложившуюся ситуацию мирным путем, то есть без привлечения правоохранительных органов. Кроме этого, потерпевшая считает, что свидетели ФИО10ФИО11 и ФИО24 не рассказывают правду только на том основании, что данные лица связаны так называемыми «понятиями» ранее судимых лиц.

В апелляционной жалобе потерпевшая ФИО7 также считает, что постановлением Тахтамукайского районного суда от 10.01.2013 года необоснованно признаны недопустимыми доказательствами и исключены из перечня доказательств видеозапись от 25.04.2011 года, которая была произведена сотрудниками полиции в ее доме, на которой ФИО10 рассказал ее дочери ФИО23 о том, что Т.Р.А. в присутствии ФИО11 и него пытался убить потерпевшую, а также аудиозапись Т.Р.А. в ИВС ОМВД России по г. Майкопу, при которой он в вызывающей форме признался своему сокамернику о совершенном в отношении нее преступлении, и просит его отменить.

В судебном заседании в апелляционной инстанции потерпевшая ФИО7 отказалась от ходатайства об исследовании доказательств в апелляционной инстанции, заявленного в апелляционной жалобе.

В возражениях на апелляционное представление государственного обвинителя помощника прокурора Тахтамукайского района Т.Л.Д. защитник оправданного Т.Р.А. адвокат Б.Р.А. просит приговор Тахтамукайского районного суда от 26.02.2013 года в отношении Т.Р.А. оставить без изменения, считая его законным и обоснованным и постановленным после всестороннего, полного и объективного исследования всех материалов дела.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы апелляционных представлений, апелляционной жалобы потерпевшей и возражения защитников оправданного Т.Р.А. адвокатов Д.М.Б. и Б.Р.А., судебная коллегия считает приговор Тахтамукайского районного суда от 26.02.2013 года в отношении Т.Р.А. подлежащим отмене по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 389.9 УПК РФ, суд апелляционной инстанции проверяет по апелляционным жалобам, представлениям законность, обоснованность и справедливость приговора, законность и обоснованность иного решения суда первой инстанции.

Согласно требованиям ст. 297 УПК РФ приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым. Приговор признается таковым, если он постановлен в соответствии с требованиями УПК РФ и основан на правильном применении уголовного закона.

Вынося оправдательный приговор, суд первой инстанции указал, что объективных доказательств, подтверждающих показания ФИО7 о том, что ей колото-резанное ранение причинил Т.Р.А., сторона обвинения суду не представила. При этом суд сделал вывод, что показаний потерпевшей ФИО7, свидетелей ФИО13 – дочери ФИО7ФИО10ФИО15ФИО14, являющихся близкими друзьями ФИО7, и чьи показания основаны на показаниях самой потерпевшей, заинтересованной в исходе данного дела, а также показаний свидетелей ФИО24 и ФИО16 в ходе предварительного следствия, которые ими не подтверждены в судебном заседании, не достаточно для того, чтобы сделать вывод о том, что колото-резанное ранение, имеющееся у ФИО7, причинено Т.Р.А., так как показания ФИО7 – единственного источника информации о причинении ножевого ранения Т.Р.А., непоследовательны и противоречивы относительно обстоятельств получения колото-резанного ранения ДД.ММ.ГГГГ (кем причинено это ранение, мотивы и цели причинения ранения, механизм образования). Противоречивы и показания указанных свидетелей.

Кроме этого, суд первой инстанции указал, что представленные стороной обвинения в подтверждение виновности Т.Р.А. в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ, доказательства, а именно показания свидетелей ФИО19ФИО18ФИО25ФИО20, эксперта К.И.А., заключение судебно-медицинской экспертизы  от ДД.ММ.ГГГГ, справка ИВС ОМВД России по г. Майкопу, протокол выемки кофты ФИО7 и диска с видеозаписью, протокол осмотра кофты и диска, протокол осмотра места происшествия, протокол осмотра медицинской карты ФИО7, материалы оперативно-розыскного мероприятия «ПТП», проведенного в отношении свидетеля ФИО10, и протокол их осмотра от ДД.ММ.ГГГГ не содержат каких-либо сведений, подтверждающих, что колото-резанное ранение ФИО7 причинил именно Т.Р.А., то есть не содержат сведений, подтверждающих причастность Т.Р.А. к предъявленному ему обвинению.

Вместе с тем, по мнению судебной коллегии, вышеуказанные выводы суда первой инстанции, на основе которых постановлен оправдательный приговор в отношении Т.Р.А., являются необоснованными и противоречивыми.

В соответствии с требованиями п. 4 ч. 1 ст. 305 УПК РФ в описательно-мотивировочной части приговора излагаются мотивы, по которым суд отвергает доказательства, представленные стороной обвинения. Данные требования закона судом при вынесении приговора не выполнены. Судом фактически не приведено мотивов, по которым он не принял во внимание показания свидетелей обвинения на предварительном следствии. Не приведено судом и доводов, опровергающих показания данных свидетелей обвинения.

Судом в основу оправдательного приговора положены объяснения ФИО7 и ФИО10, данные ими соответственно ДД.ММ.ГГГГ и ДД.ММ.ГГГГ, в которых ими с приведением мотивов и целей причинения ФИО7 самой себе ножевого ранения, орудия причинения ранения, обстоятельств, предшествовавших причинению ножевого ранения, с указанием того, что она сказала после причинения ножевого ранении, изложены обстоятельства нанесения потерпевшей себе ножевого ранения ДД.ММ.ГГГГ.

Так, из объяснений потерпевшей ФИО7 от ДД.ММ.ГГГГ следует, что она судима в 2009 г. по ст. 158 УК РФ. Около 4 лет она знакома с ФИО10, с которым она поддерживает близкие отношения. ФИО10 иногда находится у нее дома. Ей известно, что у ФИО10 есть жена и трое детей, что между ФИО10 и его женой сложились нехорошие отношения. В последнее время между ними, то есть ФИО7 и ФИО10 стали возникать конфликты по поводу того, что ФИО10 ей обещал, что разведется со своей женой и будет жить с ней, но ФИО10 все не мог решиться, и поэтому между ФИО10 и ею возникают конфликты. ДД.ММ.ГГГГ она и ФИО10, заранее договорившись, встретились в кафе «Милана» в <адрес> с целью решения вопроса их (ФИО7 и ФИО10) отношений. Приехала в кафе «Милана» она одна. Через некоторое время подъехал ФИО10 со своим другом Ж.. Она подошла к ним и попросила Н. отойти в сторону и поговорить. Отойдя от Ж.., она и Н. повели разговор об их отношениях, так как ФИО10 не мог решиться, с кем он будет жить. Так как ей все это надоело, она решила поставить все точки. ФИО10 попросил ее пройти в кафе и там все обсудить. Зайдя в кафе, она и ФИО10 сели за стол, и она сразу задала вопрос ФИО10: «Или я, или твоя жена, решай, или я уеду», на что Н. ответил, что он подумает. Когда ФИО10 это произнес, она не выдержала создавшейся психологической обстановки, достала из своей сумки, находившейся при ней, раскладной нож, ударила себя в живот и сказала: «Ты сделал свой выбор». Увидев кровь на своих руках, она потеряла сознание. Порезала себя из-за ревности, находясь в подавленном, стрессовом состоянии. Тем самым она хотела показать Н., что она относится к нему серьезно. Ранее она ФИО10 предупреждала, что она может сделать что-нибудь с собой, если он не решится, с кем он будет жить.

Аналогичные объяснения даны и свидетелем ФИО10

Кроме этого, судом первой инстанции сделан вывод о том, что поскольку объяснения ФИО7 и ФИО10, данные ими сразу после случившегося, соответствуют фактическим обстоятельствам, имевшим место ДД.ММ.ГГГГ, то в связи с этим они положены судом в основу оправдательного приговора.

Вместе с тем в ходе судебного разбирательства потерпевшая ФИО7 показала, что ДД.ММ.ГГГГ она находилась в <адрес> в кафе «Престиж» с подругами ФИО15 и ФИО14 После обеда, примерно в 14 часов 30 минут ей на сотовый телефон позвонил ее близкий друг ФИО10, с которым она на протяжении последних семи лет находится в близких отношениях, и попросил ее приехать в <адрес> в кафе «Милана». По приезду в указанное кафе у входа в помещение она встретила ФИО10, а также знакомых ей ФИО11 и Т.Р.А., вместе с которыми она проследовала внутрь кафе. Все они разместились в кабинке за столом, расположенным напротив входной двери. Она и ФИО10 сели с одной стороны стола, а на противоположной стороне рядом присели ФИО11 и Т.Р.А., напротив нее сидел ФИО11, а напротив ФИО10 сидел Т.Р.А. ФИО10 попросил ее рассказать известные ей обстоятельства о том, как Т.Р.А. порезал шины на его (ФИО10) автомобиле. Об этом ей стало известно со слов самого Т.Р.А., о чем она за 2-3 месяца до ДД.ММ.ГГГГ рассказала ФИО10 Как только она сказала, что согласна рассказать, Т.Р.А., державший руки под столом, неожиданно встал. Она тоже быстро встала. В этот момент Т.Р.А. через стол нанес ей удар ножом в живот. Нож он оставил у нее в животе. Она вытащила из живота нож и бросила его на пол. Ножа в руках Т.Р.А. она не видела, а увидела его тогда, когда вытащила его из своего живота и бросила на пол. Куда делся нож, она не знает. Если бы ФИО11 и ФИО10 не удержали Т.Р.А., последний убил бы ее. При этом она успела позвонить другу своего племянника ФИО24 ФИО16 и сказала ему, что «Батя» – Т.Р.А. ударил ее ножом, чтобы он об этом сказал ФИО24 После этого она потеряла сознание. В больницу ее доставили ФИО10 и ФИО11 После операции в больнице, будучи предупреждена об уголовной ответственности по ст. 306 УК РФ, потерпевшая ФИО7, находясь в больнице, после реанимации написала заявление, в котором просила не принимать никаких мер по факту ножевого ранения, которое нанесла сама себе ДД.ММ.ГГГГ около 19 часов 30 минут в <адрес> в помещении ресторана «Милана» в ходе возникшего конфликта с ФИО10 Данное заявление и последующие объяснения о том, что она сама себе нанесла ножевое ранение, она дала в связи с тем, что поскольку ФИО10 ей сказал, что если она скажет, кто ей причинил ножевое ранение, то от этого будет всем только хуже. Кроме того, к ней приходили в больницу два парня и говорили о том же, что и ФИО10, в связи с чем она побоялась за свою семью. Кроме того, в судебном заседании потерпевшая ФИО7 пояснила, что ее объяснения и объяснения ФИО10 идентичны в связи с тем, что ФИО10 присутствовал при даче ею объяснений оперуполномоченному Матвееву М.Ш.

По мнению судебной коллегии, вышеуказанные выводы суда первой инстанции, на основе которых постановлен оправдательный приговор в отношении Т.Р.А., являются необоснованными, поскольку судом фактически не устранены противоречия в показаниях потерпевшей ФИО7, данных ею при даче объяснения сразу после случившегося о нанесении самой себе ножевого ранения, и при даче показаний на предварительном следствии и в судебном заседании по настоящему уголовному делу о причинении ножевого ранения Т.Р.А.

Судом без проверки соответствующих доводов сделан вывод о том, что потерпевшая ФИО7 изменила свои показания относительно того, что ей причинено ножевое ранение именно Т.Р.А. из чувства мести к последнему считая его виновным в поджоге ее автомобиля. При этом судом не дано никакой оценки показаниям потерпевшей ФИО7 в судебном заседании о том, что она решила рассказать всю правду о случившемся, а именно о причинении ей ножевого ранения именно Т.Р.А. только после того как он после нанесения ей ножевого ранения, поджег автомобиль и неоднократно угрожал ей за то, что она рассказала ФИО10 о том, что именно Т.Р.А. порезал шины на автомобиле ФИО10 Судом также не дано никакой оценки показаниям потерпевшей о том, что объяснения после случившегося о причинении самой себе ножевого ранения она дала под давлением со стороны свидетеля ФИО10 и двух лиц, испугавшись за свою семью. Кроме того, судом не дано оценки в совокупности доказательств – показаниям потерпевшей и свидетелей о том, что после случившегося она рассказала свидетелям о том, что это Т.Р.А. причинил ей ножевое ранение, в связи с чем вывод суда о том, что она оговаривает Т.Р.А. из-за мести, является противоречивым.

Судом также не дано оценки объяснениям потерпевшей ФИО7 и ФИО10 о том, что потерпевшая сама себе причинила ножевое ранение в совокупности с другими доказательствами, а именно показаниями свидетелей ФИО13ФИО15ФИО14ФИО16ФИО24, которые не подтверждают в этой части объяснения потерпевшей ФИО7 и заключением судебно-медицинской экспертизы  от ДД.ММ.ГГГГ и медицинской карты .

Кроме этого, судебная коллегия считает, что показаниям потерпевшей ФИО7 на предварительном следствии и в судебном заседании о том, что именно Т.Р.А. и при каких обстоятельствах ей причинено колото-резанное ранение ДД.ММ.ГГГГ, о мотивах и целях причинения ранения Т.Р.А., механизме образования ранения, которые являются последовательными, судом первой инстанции не дано оценки в совокупности с другими доказательствами: показаниями свидетелей ФИО10ФИО13ФИО14ФИО15ФИО24ФИО16ФИО17ФИО18ФИО19ФИО20, заключением судебно-медицинской экспертизы и другими доказательствами.

Судом первой инстанции необоснованно признаны противоречивыми и недостаточными показания свидетелей ФИО10ФИО13ФИО15ФИО14ФИО16ФИО24 лишь на том основании, что указанные свидетели не были очевидцами того, при каких обстоятельствах ДД.ММ.ГГГГ у ФИО7 образовалось колото-резанное ранение, и источником их осведомленности о причинении колото-резанного ранения ФИО7 именно Т.Р.А. является сама ФИО7, заинтересованная в исходе дела.

При этом судом первой инстанции фактически не устранены противоречия в показаниях указанных свидетелей, данных ими на предварительном следствии и в судебном заседании, относительно причинения колото-резанного ранения потерпевшей ФИО7 именно Т.Р.А. Не выяснены причины изменения ими показаний и не дано этому соответствующей оценки, а также не дано оценки показаниям свидетелей на предварительном следствии о том, что им известно со слов потерпевшей о причинении ей ножевого ранения именно Т.Р.А., как в отдельности, так и в совокупности с другими доказательствами, и не сделан фактический вывод, почему показания свидетелей в суде являются достоверными.

Судом не дано также оценки тому обстоятельству, что свидетель ФИО10 является родственником оправданного, а другие – друзьями оправданного Т.Р.А. Суд, отвергая показания тех или иных свидетелей, делает выводы об их близких и родственных отношениях с потерпевшей. Кроме этого, судом сделан вывод о том, что свидетель ФИО10 изменил свои показания, данные им в объяснении, с целью частичного поддержания показаний ФИО7, с которой у него близкие отношения.

Судом не устранены противоречия в показаниях потерпевшей и свидетелей ФИО16ФИО24ФИО15ФИО14 и других о том, когда именно и при каких обстоятельствах ею было сказано данным свидетелям о том, что именно Т.Р.А. причинил ей ножевое ранение.

Судом первой инстанции также не проверены доводы потерпевшей о том, что свидетели ФИО10ФИО11 и ФИО24 изменили свои показания только на том основании, что данные лица связаны так называемыми «понятиями» ранее судимых лиц.

Обосновывая вывод о непричастности Т.Р.А., суд сослался также на показания свидетеля ФИО20 и показания эксперта К.И.А. о том, что лицо, находящееся справа от ФИО7 и напротив нее, не могло причинить имеющееся у нее ранение. Выводы суда относительно того, что Т.Р.А. не мог нанести ножевое ранение потерпевшей с того места, где он находился за столом, являются необоснованными. Судом не проверены показания потерпевшей ФИО7 о том, что Т.Р.А., вскочив со своего места в ее направлении, причинил ей ножевое ранение. Без уточнения расстояния взаимного расположения (боком, спиной, лицом друг к другу и т.п.) делать вывод о достоверности или недостоверности доводов потерпевшей недопустимо. Данные выводы сделаны без учета совокупности исследованных в судебном заседании доказательств, а именно выводов заключения судебно-медицинской экспертизы  от ДД.ММ.ГГГГ, в соответствии с которой ФИО7 причинено одиночное колото-резанное ранение живота, проникающее в брюшную полость с повреждением тонкого кишечника и большого сальника, которое является опасным для жизни и поэтому квалифицируется как тяжкий вред здоровью. Указанное ранение причинено колюще-режущим предметом, возможно ножом и т.п., возможно в срок и при обстоятельствах, указанных в постановлении о назначении экспертизы и в медицинской карте. Определить физические характеристики травмирующего предмета по данным медицинской карты и по рубцу не представляется возможным. В момент причинения указанного повреждения пострадавший наиболее вероятно располагался лицом к лицу к наносившему повреждение. Из заключения дополнительной судебно-медицинской экспертизы  от ДД.ММ.ГГГГ следует, что поскольку проникающее колото-резанное ранение, имеющееся у ФИО7, располагается в области, доступной для самоповреждения, эксперт полагает, что ФИО7 могла сама себе причинить указанное повреждение при изложенных в ее объяснения обстоятельствах. Выводы дополнительной судебно-медицинской экспертизы сделаны только на основании первоначальных объяснений потерпевшей, содержащихся на л.д. 54-55 тома 1. Кроме этого, судом на дополнительную судебную экспертизу, назначенную по ходатайству стороны защиты, был представлен только том 1 уголовного дела в отношении Т.Р.А., в котором содержатся объяснения потерпевшей ФИО7 и заключение эксперта  от ДД.ММ.ГГГГ, которые и были учтены экспертом при дополнительном исследовании. Кроме этого, для решения вопроса о возможности нанесения самой себе ножевого ранения в обязательном порядке в соответствии со ст. 196 УПК РФ должна производиться судебно-медицинская ситуационная экспертиза, которая судом проведена не была. Более того, судом не дано никакой оценки показаниям потерпевшей ФИО7 и свидетелей о том, что у потерпевшей не было никаких оснований нанести самой себе ножевое ранение, как и не было при себе ножа.

Что касается доказательств, признанных судом недопустимыми, на которые указывает в апелляционном представлении государственный обвинитель, то вопрос об их допустимости подлежит рассмотрению при новом судебном разбирательстве настоящего уголовного дела.

Таким образом, суд апелляционной инстанции считает, что при рассмотрении уголовного дела в отношении Т.Р.А. суд пришел к выводам, которые не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, а также при вынесении приговора допустил нарушения уголовно-процессуального закона.

При таких обстоятельствах судебная коллегия полагает приговор Тахтамукайского районного суда от 28.02.2013 года в отношении Т.Р.А. подлежащим отмене, а уголовное дело – передаче на новое судебное разбирательство в тот же суд со стадии подготовки к судебному заседанию, но в ином составе.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 389.13, 389.16, 389.20, 389.28 УПК РФ, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А :

апелляционные представления государственного обвинителя по делу помощника прокурора Тахтамукайского района Т.Л.Д. и апелляционную жалобу потерпевшей ФИО7 удовлетворить.

Приговор Тахтамукайского районного суда от 26.02.2013 года в отношении Т.Р.А. отменить, а уголовное дело передать на новое судебное разбирательство в тот же суд со стадии подготовки к судебному заседанию, но в ином составе.

Определение суда апелляционной инстанции может быть обжаловано в порядке, установленном главой 47.1 УПК РФ.

guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments