Убийство женщины из-за разногласий в жизни.

Судья П.Т.А.                     Дело № года

 

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Майкоп                         04 июня 2013 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда Республики Адыгея в составе:

председательствующей – П.Х.Е.,

судей: Т.Р.З. и Д.С.А.,

с участием осужденного А.С.-Х.С. при помощи системы видеоконференцсвязи,

его защитника по соглашению – адвоката филиала №1 г. Черкесска КА КЧР А.С.Х., предоставившего ордер № от ДД.ММ.ГГГГ, общественного защитника Э.З.С.-Х.

прокурора К.А.А.,

при секретаре А.С. О.,

рассмотрела в судебном заседании 04 июня 2013 года апелляционную жалобу адвоката А.С.Х. в защиту интересов осужденного А.С.-Х.С. на приговор Майкопского городского суда от 02 апреля 2013 года, которым

А.С.-Х.С., <данные изъяты>

<данные изъяты> ранее не судимый,

осужден по ч.1 ст.105 УК РФ к 7 годам лишения свободы, без ограничения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Мера пресечения А.С.-Х. С. в виде заключения под стражу до вступления приговора в законную силу оставлена без изменения.

Срок наказания осужденному исчислен с 02.04.2013 года. Зачтено в срок наказания время его содержания под стражей по данному уголовному делу с 11.11.2012 года по 01.04.2013 года включительно.

Взыскано с А.С.-Х. С. в доход государства процессуальные издержки по уголовному делу – оплата участия защитника в следственных действиях в количестве 3 дней в размере 1275 рублей.

Решена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи П.Х.Е., доложившей обстоятельства дела, доводы апелляционной жалобы, объяснения осужденного А.С.-Х.С., его адвоката А.С.Х. и общественного защитника Э.З.С.-Х., просивших приговор суда отменить и оправдать осужденного, мнение прокурора К.А.А., полагавшего приговор суд оставить без изменения, судебная коллегия

У С Т А Н О В И Л А:

приговором суда А.С.-Х.С. признан виновным в совершении убийства, то есть умышленного причинения смерти другому человеку.

Как следует из приговора суда, преступление совершено при следующих обстоятельствах.

В период времени с ДД.ММ.ГГГГ, находясь в <адрес>, возле детской площадки, расположенной между домами <адрес>, в салоне автомобиля «Газель», имеющего регистрационный знак №, А.С.-Х.С. употреблял спиртные напитки с ФИО8 и ФИО6 и во время распития спиртного, поссорился с ними. В промежутке времени между ДД.ММ.ГГГГ, после ухода ФИО8, А.С.-Х.С. на почве личной неприязни к ФИО6 избил ее кулаками рук и имевшейся в салоне вышеуказанного автомобиля металлической монтировкой. При этом А.С.-Х.С. нанес ФИО6 множественные удары металлической монтировкой, в количестве четырех в область передней поверхности живота справа и не менее четырех в правую лобно-височную и левую лобно-теменную области головы, в область правой брови и в левую щечную область, а также множественные удары кулаками рук в количестве не менее шести, в область лица.

В результате А.С.-Х.С. причинил ФИО6 множество телесных повреждений, в том числе опасную для жизни по признаку развития угрожающего жизни состояния, квалифицирующуюся как тяжкий вред здоровью и состоящую в прямой причинной связи со смертью сочетанную тупую черепно-мозговую и черепно-лицевую травмы головы с повреждениями в виде: двух ушибленно-рассеченных ран в правой лобно-височной и в левой лобно-теменной областях головы с кровоизлияниями в кожно-мышечный лоскут и в височные мышцы, множественных ссадин и кровоподтеков лица, рваных ран в левой щечной области, на слизистой преддверия рта, переломов костей свода и основания черепа с повреждением костными отломками твердой мозговой оболочки, многооскольчатого перелома костей носа, кровоизлияний под мягкую мозговую оболочку в полюсах обеих лобных, в полюсах и на основании обеих височных долей. Смерть наступила в результате сочетанной черепно-мозговой и черепно-лицевой травмы, осложнившейся развитием аспирации кровью, около 20-40 минут после их получения.

В судебном заседании А.С.-Х.С. виновным себя не признал.

В апелляционной жалобе адвокат А.С.Х. просит отменить приговор и оправдать А.С.-Х.С. по ч. 1 ст. 105 УК РФ.

В обоснование доводов жалобы указывает, что ни в ходе следствия, ни в ходе суда не добыто ни одного прямого доказательства, подтверждающего виновность А.С.-Х.С. в совершении указанного преступления.

Основным свидетелем по делу является ФИО8, подтвердившая, что, действительно, в указанное время она, ФИО6 и А.С.-Х.С., находясь в указанном в приговоре месте, распивали совместно спиртные напитки, через некоторое время ФИО8 ушла оттуда вынужденно, то есть осужденный ее прогнал. С ее слов, она не знает, что там происходило, однако, труп потерпевшей, обнаружил ее сын ФИО28.

В показаниях свидетеля ФИО8 много противоречий, которые не устранил суд.

Мотив совершения убийства не установлен. Осужденный и потерпевшая ранее знакомы не были, на основании чего могли возникнуть между ними неприязненные отношения, наоборот, свидетели утверждают, что между А.С.-Х.С и потерпевшей сложились очень хорошие отношения.

Установлено, что орудием преступления была монтировка, которая является небольшим инструментом, поэтому столько телесных повреждений не могло быть причинено монтировкой. Однако на монтировке не нашли элементов крови. Утверждается, что часть смертельных телесных повреждений была причинена руками, то есть сжатыми в кулак рук. Ими он нанес не менее 6 ударов. В отношении А.С. проведено судебно-медицинское освидетельствование, однако, телесных повреждений на его теле не было найдено, также подногтевое содержание не изменилось.

С места происшествия изъята бетонная плита, которая была вся в крови, чья эта кровь и почему плита в крови, следствие не установило. По мнению адвоката, данная плита могла быть кем-то использована орудием преступления, что подтверждается локализацией телесных повреждений и механизмом их причинения.

В ходе следствия у А.С.-Х.С. были отобраны образцы подногтевого содержания и отпечатки ладоней рук. Однако они не приобщены к материалам дела и не проведены соответствующие экспертизы.

В ходе осмотра места происшествия был изъят слепок протектора автомашины, однако, по нему также никакой экспертизы не было.

Согласно ст. 302 УПК РФ, обвинительный приговор не может быть основан на предположениях, а поэтому в силу ст. 49 Конституции РФ и ст. 14 УПК РФ все сомнения в виновности подсудимого толкуются в пользу подсудимого.

В случае если суд не согласится с его мнением, то он просил назначить А.С.-Х.С. наказание с применением ст. 64 УК РФ – наказание ниже низшего предела, при этом учесть что он ранее никогда не судим, ему <данные изъяты>, по месту жительства характеризуется положительно, является <данные изъяты> – страдает <данные изъяты>.

Также просил исключить из числа доказательств протокол выемки брюк ФИО6, так как данное доказательство было получено с нарушением закона. Так, допрошенная в качестве свидетеля ФИО10 пояснила, что она работает в центре судебных экспертиз лаборанткой. Она была приглашена следователем в качестве понятой, не помнит, какое было проведено следственное действие, права и обязанности ей не разъяснялись. Поэтому данное доказательство, как не отвечающее требованиям допустимости, подлежит исключению из числа доказательств.

В суде апелляционной инстанции осужденный А.С.-Х.С. поддержал доводы апелляционной жалобы и просил приговор отменить и оправдать его, так как убийство ФИО6 он не совершал.

Адвокат А.С.Х. поддержал свою жалобу, полагал, что вины А. в содеянном не доказана. Единственным свидетелем по делу является ФИО8, чьи показания являются противоречивыми. Согласно выводам экспертизы, причиненные телесные повреждения потерпевшей нанесены за 40 минут до смерти, если верить показаниям ФИО8 и показаниям ее сына, то ФИО11 была еще жива на момент возвращения ФИО8 и ее сына.

Согласно материалам дела, удары наносились потерпевшей монтировкой, однако, на ней не было обнаружено следов крови. Кровь была обнаружена на рычаге коробки передач, который согласно выводам экспертизы, не мог являться орудием нанесения полученных травм. В отношении плиты никаких следственных действий не производилось, хотя и на ней была обнаружена кровь. Также были изъяты образцы подногтевого содержания, однако, в отношении которых также не было проведено никаких экспертиз. На руках А.С. телесных повреждений не обнаружено, хотя суд и следствие установили, что он наносил удары кулаком.

Мотив преступления не установлен.

Сын потерпевшей допрашивался в суде и просил строго не наказывать А.С.-Х.С.

Просил отменить приговор и оправдать его подзащитного, но если суд не согласиться с его мнением, то просил учесть, что А.С.-Х.С. ранее к уголовной и административной ответственности не привлекался, имеет постоянное место жительства, семью, работает, положительно характеризуется. В настоящее время А.С.-Х.С. тяжело болен и нуждается в срочном лечении той болезни, из-за которой он имеет <данные изъяты>, в связи с чем, просил к нему ст. 64 УК РФ.

Общественный защитник Э.З.С.-Х. просила освободить , так как ему назначена операция на ДД.ММ.ГГГГ.

Прокурор К.А.А. просил приговор суда оставить без изменения, а апелляционную жалобу адвоката – без удовлетворения, ссылаясь на то, что вина А.С.-Х.С. полностью доказана материалами дела, действия его квалифицированы правильно, наказание назначено в соответствии с требованиями закона.

Выслушав мнение сторон, исследовав материалы дела, судебная коллегия считает приговор суда подлежащим оставлению без изменения по следующим основаниям.

Согласно ст. 389-9 УПК РФ суд апелляционной инстанции проверяет по апелляционным жалобам и представлениям законность, обоснованность и справедливость приговора, законность и обоснованность иного решения суда первой инстанции.

Виновность осужденного А.С.-Х.С. в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 105 УК РФ, установлена судом в ходе тщательного исследования представленных сторонами доказательств, правильной их оценки в совокупности и подтверждаются: показаниями потерпевшего ФИО11; показаниями свидетелей: ФИО8, ФИО20, ФИО14, ФИО15, ФИО16, ФИО17, ФИО10, оглашенными в судебном заседании показаниями свидетеля ФИО18, ФИО19, а также исследованными в судебном заседании материалами дела – протоколами осмотра места происшествия от ДД.ММ.ГГГГ, протоколами осмотра предметов от ДД.ММ.ГГГГ, изъятых в ходе осмотров места происшествия; заключением судебно-медицинской экспертизы трупа № от ДД.ММ.ГГГГ; заключениями судебно-биологических экспертиз № от ДД.ММ.ГГГГ, № от ДД.ММ.ГГГГ, № от ДД.ММ.ГГГГ,№ от ДД.ММ.ГГГГ, №-э от ДД.ММ.ГГГГ, № от ДД.ММ.ГГГГ; заключением эксперта № от ДД.ММ.ГГГГ и др.

Доводы адвоката о том, что не добыто ни одного прямого доказательства, подтверждающего виновность А.С.-Х.С. в совершенном преступлении, а также не устранены противоречия в показаниях свидетеля ФИО8, являются необоснованными, так как опровергаются материалами дела.

Так, допрошенная в судебном заседании свидетель ФИО8 показала, что она, А.С. и ФИО6 встретились ДД.ММ.ГГГГ около 19 часов 30 минут в районе улиц <адрес>, где стоял автомобиль марки «Газель», принадлежащий подсудимому. А.С. предложил посидеть в его автомобиле, выпить за знакомство. Первой села на переднее сиденье автомобиля ближе к водителю ФИО6, а она села возле двери. По просьбе А.С. –Х.С. она купила в магазине закуску и водку, однако, вернувшись из магазина, увидела, что на ее месте сидел другой мужчина, знакомый А.С. по имени ФИО30. Она стала возмущаться, что ей негде сесть, после чего ФИО30 ушел, а она села снова рядом с ФИО6, и продолжили распитие спиртных напитков, сама она пила джин-тоник. В один момент ФИО6 попросила А.С.-Х.С. отвезти их домой, но она отговорила А.С., так как последний был пьян. Также она уговаривала ФИО6 пойти домой пешком вместе с ней, а подсудимому остаться и охранять картофель, так как его машина была забита картошкой. Далее А.С.-Х.С. вышел из машины, открыл двери и без объяснения каких-либо причин, схватив ее за воротник куртки, вытащил из кабины, после чего нанес ей один удар кулаком правой руки в область лба. Возмутившись его действиями, сильно толкнула А.С.-Х.С., который, попятившись назад, упал на спину. Испугавшись его, она побежала к рынку и попросила одного из таксистов довезти ее домой, а по пути забрать подругу, находящуюся во дворе дома по <адрес>, то есть ФИО6 Однако, вернувшись на такси, автомобиля А.С.-Х.С. уже не было, и они поехали по направлению домой. С того момента, как она убежала и вернулась обратно, прошло около 10-15 минут. Таксист довез ее до перекрестка между <адрес> откуда она пошла домой. Дома она сообщила сыну ФИО20 о произошедшем и попросила его сходить к месту, где стоял автомобиль «Газель». С того момента как она убежала от «Газели» А.С.-Х.С. и вернулась к этому месту вместе с ФИО20, прошло около 20-30 минут. По дороге сын ей рассказал, что на его неоднократные звонки, она не отвечала, тогда в этот момент она обнаружила, что потеряла телефон. Подойдя к тому месту, где стоял автомобиль, сын стал светить фонариком своего сотового телефона, и они обнаружили, что на земле лежит ФИО6, ногами по направлению к пассажирской двери ранее стоявшей «Газели», подойдя ближе к ней, она заметила, что лицо ФИО6 было в крови. После этого сын ее вызвал Скорую помощь, работники которой констатировали смерть ФИО6

В связи с имеющимися противоречиями в показаниях свидетеля ФИО8, данных им на предварительном следствии и в судебном заседании, в той части, где она утверждала, что ссоры по поводу сломанной рукояти коробки передач между А.С.-Х.С. и потерпевшей не было, и в настоящее время эти обстоятельства она вспоминает хорошо, в соответствии с требованиями ст. 281 УПК РФ и с согласия сторон, оглашены показания ФИО8 на предварительном следствии.

Так, из ее показаний на предварительном следствии следует, что во время распития спиртных напитков в машине А.С.-Х.С., она с ФИО6 решили выйти в туалет. Сама она вышла через пассажирскую дверь, а ФИО6 решила выйти через дверь водителя, и рукой задела рукоять коробки передач и выдернула ее. А.С.-Х.С. не заметил, что ручка выдернута, и ей удалось вставить ручку обратно. Вернувшись обратно в машину, продолжили распитие спиртного, в ходе которого, ФИО6 схватила рукоять коробки передач и начала ее дергать, в результате чего она выдернула и положила на пол. А.С.-Х.С. заметив, что рукоять не на месте, начал возмущаться в адрес ФИО6, обвинив ее в поломке рукояти. Ей, то есть ФИО8, снова удалось поставить рукоять обратно, после чего втроем продолжили распивать спиртное.

Однако, исследовав показания свидетеля ФИО8 на предварительном следствии и в судебном заседании в указанной части, суд обоснованно принял показания ФИО8 на предварительном следствии, как достоверные, поскольку они даны сразу же после совершенного А.С.-Х.С. преступления. Кроме того, она допрошена в строгом соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, установлено, что между ней и подсудимым А.С.-Х.С. отсутствуют неприязненные отношения, поэтому исключены мотивы для оговора последнего.

Ее же показания в судебном заседании в указанной части, суд обоснованно оценил критически, как желание помочь А.С.-Х.С., избежать уголовной ответственности за совершенное преступление.

Других противоречий в показаниях свидетеля ФИО8, суд не установил, и таковых судебная коллегия не усматривает.

Кроме того, показания свидетеля ФИО8 объективно подтверждаются и показаниями других свидетелей, допрошенных в судебном заседании, а также исследованными в судебном заседании материалами дела.

Так, свидетель ФИО20 показал суду, что об обстоятельствах распития спиртных напитков в машине его матерью – ФИО8, мужчиной по имени и потерпевшей ФИО6, а также о факте нанесения указанным мужчиной удара кулаком в голову его матери, он знает со слов ФИО8 В дальнейшем, в ходе поисков сотового телефона, принадлежащего его матери, в том месте, где находился автомобиль «Газель», он обнаружил труп женщины. Его мать в этой женщине узнала свою подругу – ФИО6, после чего сообщил в полицию и вызвал Скорую помощь, врачи которой сообщили о смерти женщины.

Из показаний свидетеля ФИО15 следует, что он знает подсудимого, ДД.ММ.ГГГГ, увидев автомобиль «Газель», принадлежащего А.С.-Х.С., подошел к нему, и увидел, что на пассажирском сидение сидела женщина, он сел рядом с этой женщиной. Вскоре пришла и вторая женщина с пакетом в руках, в котором были продукты и спиртное. Эта женщина стала возмущаться тем, что ей некуда сесть, в связи с чем, он вылез из автомобиля. Как ему показалось, А.С.-Х.С. и женщины были в состоянии алкогольного опьянения, они не ругались, не конфликтовали, пели песни.

Свидетель ФИО14 показал, что, выйдя около ДД.ММ.ГГГГ на балкон своей квартиры, окна которой выходят во двор дома, увидел на площадке перед въездом во двор в районе трансформаторной будки, автомобиль марки «Газель», двигатель которого работал и в салоне, где находились люди, горел свет. Около 02 часов того же дня, он снова вышел на балкон и увидел, что автомобиль с работающим двигателем и светом внутри, стоит на прежнем месте. Однако, выйдя третий раз на балкон уже примерно в 4 часа 55 минут, он увидел на месте, где ранее стоял автомобиль «Газель», патрульный автомобиль сотрудников полиции, которым сообщил о тех обстоятельствах, свидетелем которых он был в ночь на ДД.ММ.ГГГГ.

Согласно актам: судебно-медицинского исследования трупа ФИО6 № от ДД.ММ.ГГГГ, медико-криминалистического исследования № от ДД.ММ.ГГГГ, медико-криминалистического исследования № от ДД.ММ.ГГГГ; согласно заключению судебно-медицинской экспертизы (по материалам дела) №-А от ДД.ММ.ГГГГ, а также – заключению дополнительной судебно-медицинской экспертизы (по материалам дела) №-Б от ДД.ММ.ГГГГ смерть ФИО6 наступила в результате сочетанной тупой черепно-мозговой и черепно-лицевой травмы, осложнившейся развитием аспирации кровью, около 20-40 минут после их получения. С учетом выраженности трупных явлений, смерть наступила за 6-8 часов до вскрытия.

При судебно-медицинском исследовании трупа обнаружена сочетанная тупая черепно-мозговая и черепно-лицевая травма со следующими повреждениями: две ушиблено-рассеченные раны в правой лобно-височной и в левой лобно-теменной областях головы, с кровоизлияниями в кожно-мышечный лоскут и в височные мышцы, множественные ссадины и кровоподтеки лица, рваные раны в левой щечной области, на слизистой преддверия рта, переломы костей свода и основания черепа с повреждением костными отломками твердой мозговой оболочки, многооскольчатый перелома костей носа, кровоизлияния под мягкую мозговую оболочку в полюсах обеих лобных, в плюсах и на основании обеих височных долей.

Данная травма является опасной для жизни по признаку развития угрожающего жизни состояния, квалифицируется как тяжкий вред здоровью и стоит в прямой причинной связи с наступлением смерти, возникла незадолго (около 20-40 минут по данным судебно-гистологического исследования) до смерти от множественных контактов с тупыми твердыми предметами: не менее четырех ударов в правую лобно-височную, в левую лобно-теменную области головы, в область правой брови, в левую щечную область продолговатым тупым предметом, каким могло быть одно из выступающих прямолинейных ребер долотовидного конца монтировки, представленной на исследование, и не менее шести ударов в лицо тупым твердым предметом или предметами с ограниченной плоскостью контакта, какими могли быть сжатые в кулак кист рук человека.

Четыре горизонтальных полосовидных кровоподтека передней поверхности живота справа, которые вреда здоровью не влекут и в прямой причинной связи со смертью не стоят, образовались в тот же срок от четырех ударов тупым твердым узким продолговатым предметом, наиболее вероятно округлого сечения, ширин которого (толщина) на уровне контакта с кожей приблизительно равна 5-7 мм. Данным предметом могли быть причинены повреждения головы от не менее чем четырех ударов в правую лобно-височную, в левую лобно-теменную области головы, в область правой брови, в левую щечную область, которые квалифицируются как тяжкий вред здоровью, и стоят в прямой причинной связи с наступлением смерти.

Повреждений, которые могли быть причинены представленным на исследование рычагом переключения коробки передач, при судебно-медицинском исследовании трупа, не обнаружено.

Следов, свидетельствующих о борьбе, самообороне, при судебно-медицинской экспертизе, не обнаружено.

При судебно- химическом исследовании в крови от трупа обнаружен этиловый спирт в концентрации 4,3 промилле, что при жизни соответствует тяжкой степени алкогольного опьянения.

Согласно заключению эксперта № от ДД.ММ.ГГГГ на металлической монтировке, представленной на исследование, видимых следов, похожих на наложение крови, не обнаружено. На боковой поверхности рычага коробки переключения передач имеется группа неотчетливых, мелкоочаговых и мелкоточечных, местами слившихся красно-бурых пятен крови. Установить механизм образования пятен крови на рычаге коробки переключения передач не представляется возможным из-за утраты первоначальной формы следов, вызванной их размазыванием.

На внутренней поверхности левой штанины и на передневнутренней поверхности правой штанины джинсовых брюк (принадлежащих А.С.-Х.С.), на границе верхней и нижней трети, имеется по одному мелкоочаговому следу брызг крови. Мелкоочаговые брызги крови могли возникнуть от удара по окровавленному предмету, расположенному перед передними поверхностями штанин.

На наружной поверхности верха правого сапога (принадлежащего А.С.-Х.С.), в складке поперечного шва, имеется след затекания крови, который мог возникнуть от затекания или втирания жидкой крови в направлении от носка сапога к голенищу.

Согласно заключениям эксперта № от ДД.ММ.ГГГГ и № от ДД.ММ.ГГГГ кровь погибшей ФИО6 относится к группе Ва, а кровь подозреваемого А.С.-Х.С. и свидетеля ФИО8 одногруппна и относится к группе А-бетта.

На джинсах и на правом сапоге А.С.-Х.С., а также на монтировке, рычаге коробки переключения передач обнаружена кровь человека, при определении групповой принадлежности которого выявлен антиген В, что характеризует группу крови Ва.

Таким образом, кровь могла произойти от погибшей ФИО6, но не от подозреваемого А.С.-Х.С. и не от свидетеля ФИО8

Согласно заключению эксперта № от ДД.ММ.ГГГГ (экспертиза вещественных доказательств), на куртке, кофте, бюстгальтере ФИО6 обнаружена кровь человека группы Ва, которая могла произойти от погибшей ФИО6 При этом кровь не могла произойти ни от А.С.-Х.С., ни от ФИО8, кровь которых одногруппна и относится к группе А-бетта.

Согласно заключению эксперта № от ДД.ММ.ГГГГ (экспертиза вещественных доказательств), на фрагменте бетонной плиты, изъятой с места совершения преступления, а также на правом сапоге, принадлежащем ФИО8 найдена кровь человека Ва группы, которая могла произойти от ФИО6, но не от свидетеля ФИО8 и подозреваемого А.С.-Х.С.

Согласно заключению генетической экспертизы № от ДД.ММ.ГГГГ кровь на правом сапоге А.С.-Х.С. произошла от ФИО6

Согласно заключению трассологической экспертизы № от ДД.ММ.ГГГГ, след обуви, обнаруженный на брюках потерпевшей ФИО6, мог быть оставлен как обувью, изъятой у гр-на А.С.-Х.С.., так и любой другой обувью имеющей аналогичный размер и рисунок подошвы.

Из-за заключения судебно-медицинской экспертизы № от ДД.ММ.ГГГГ следует, что у А.С.-Х.С. какие-либо телесные повреждения отсутствуют.

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы № от ДД.ММ.ГГГГ у ФИО8 обнаружены повреждения – ушиб мягких тканей правой лобной области лица и ссадина тыльной поверхности правой кисти, образовавшиеся в результате контактов с тупым твердым предметом, что возможно как при прямом их воздействии в указанные области, так и при падении и соударении с таковым в период около 10-15 часов до момента обследования. Данные повреждения не сопровождаются расстройством здоровья и утратой трудоспособности, поэтому не расценивается как вред здоровью.

Версия осужденного А.С.-Х.С. о том, что он нанес ФИО6 в кабине автомобиля лишь один удар кулаком в область губ и носа, после чего она вышла из автомобиля, а он уехал, тщательно проверена судом первой инстанции и обоснованно отвергнута, так как она не нашла своего подтверждения исследованными в судебном заседании доказательствами.

Так, судом установлено, что на брюках, правом сапоге А.С.-Х.С., монтировке, обнаружена кровь человека, принадлежащая потерпевшей ФИО6, однако, подсудимый не смог пояснить, каким образом ее кровь оказалась на данных предметах, если он нанес один удар кулаком в область лица. Он также не смог объяснить и возможность нанесения удара ногой в кабине автомобиля, не выходя из него в область живота ФИО6

Таким образом, оценив в совокупности приведенные выше доказательства, при этом учитывая – краткий промежуток времени отсутствия ФИО8 (около 30 минут) с момента ее ухода от А.С.-Х.С. и ФИО6 и возвращения на место, где обнаружен труп ФИО6 (согласно заключению эксперта смерть ее наступила около 20-40 минут после получения сочетанной черепно-мозговой и черепно-лицевой травмы), суд первой инстанции обоснованно сделал вывод о том, что никто другой кроме А.С.-Х.С. не имел реальной возможности причинить смерть ФИО6

При этом, исходя из совокупности всех обстоятельств, установленных в судебном заседании, учитывая орудия преступления, использованного для нанесения телесных повреждений – монтировки, способа причинения, локализации телесных повреждений – в жизненно-важный орган – голову, количества нанесенных телесных повреждений в указанный жизненный орган, суд пришел к обоснованному выводу о том, что А.С.-Х.С., нанося множество телесных повреждений в жизненно-важный орган монтировкой осознавал общественную опасность своих действий, предвидел возможность наступления смерти ФИО6, которая находилась в тяжелой степени опьянения, желал и сознательно допускал такие последствия, и правильно квалифицировал его действия по ч. 1 ст. 105 УК РФ, как убийство – умышленное причинение смерти другому человеку.

Вопреки доводам адвоката, установлен и мотив совершения преступления – личная неприязнь, сформировавшаяся в ходе ссоры на почве злоупотребления алкоголем, что подтверждается исследованными в судебном заседании доказательствами и приведенными выше в настоящем апелляционном определении.

Суд также правильно установил и время совершения преступления.

Судебная коллегия не может согласиться с доводом адвоката о необходимости исключения из числа доказательств протокола выемки брюк ФИО6, как доказательство, полученное с нарушением закона.

Так, допрошенная в качестве свидетеля ФИО10 пояснила, что она работает в центре судебных экспертиз лаборанткой, и часто принимают участие в таких следственных действиях. Помнит, что она была приглашена следователем в качестве понятой при выемке вещей ФИО6 и после окончания выемки вещей ФИО6, она протокол прочитала и подписала.

Из исследованного в судебном заседании протокола выемки одежды с трупа ФИО6 от ДД.ММ.ГГГГ (л.д. 211-215 т. 1) следует, что в ходе проведения данного следственного действия в качестве понятой была привлечена ФИО10 Перед началом данного следственного действия ей, как и остальным участникам следственного действия, были разъяснены их процессуальные права, чем свидетельствуют их подписи. Затем после окончания судебного следствия все участники, в том числе и ФИО10 ознакомились с содержанием протокола путем прочтения, после чего подписали протокол выемки, что также подтверждается подписями всех участников, в том числе и ФИО10

Таким образом, данное следственное проведено с соблюдением требований закона, оно является допустимым, а поэтому суд обоснованно сослался в приговоре на него как на доказательство виновности осужденного А.С.-Х.А.

Также вопреки утверждениям адвоката, изъятая с места совершения преступления кусок бетонной плиты, был исследован, что подтверждается заключением эксперта № от ДД.ММ.ГГГГ (экспертиза вещественных доказательств), согласно которому на фрагменте бетонной плиты, изъятой с места совершения преступления, найдена кровь человека Ва группы, которая могла произойти от ФИО6, но не от свидетеля ФИО8 и подозреваемого А.С.-Х.С.

Утверждение адвоката о том, что телесные повреждения могли быть причинены куском бетонной плиты, изъятом в ходе осмотра места происшествия, опровергается заключением судебно-медицинской и криминалистической экспертиз, согласно которым телесные повреждения могли быть причинены продолговатым тупым предметом, каким могло быть одно из выступающих прямолинейных ребер долотовидного конца монтировки, представленной на исследование, и не менее шести ударов в лицо тупым твердым предметом или предметами с ограниченной плоскостью контакта, какими могли быть сжатые в кулак кисти рук человека.

Кроме того, как следует из материалов уголовного дела, у А.С.-Х.С. не отбиралось подногтевое содержание рук, как это утверждает адвокат. Согласно постановлению следователя о назначении судебно-медицинской экспертизы от ДД.ММ.ГГГГ (л.д. 241 т.1) в отношении А.С.-Х.С., наряду с другими вопросами, поставленными перед экспертом, следователь поставил вопрос под №3 «Отобрать у А.С.-Х.С…. срезы ногтевых пластин обеих рук». Однако согласно заключению эксперта № от ДД.ММ.ГГГГ (л.д. 245-246 т.1), в исследовательской части сказано, что «срезать свободные края ногтевых пластин не представилось возможным, ввиду того, что они коротко острижены».

Изъятый с места происшествия гипсовый слепок протектора колеса автомобиля осмотрен, признан вещественным доказательством и приобщен к материалам уголовного дела (л.д. 125 т. 1). Как указывает адвокат, действительно судебно-трассологическая экспертиза по данному гипсовому слепку не проводилась.

Вместе с тем, согласно ст. 38 УПК РФ следователь самостоятельно направляет ход расследования, принимает решение о производстве следственных и иных процессуальных действий. Следователь не счел нужным проведение такой экспертизы, а сторона защиты не ходатайствовала об этом.

Таким образом, тот факт, что экспертиза по изъятому с места происшествия гипсовому слепку протектора колеса автомобиля, не проводилась следователем, не может явиться основанием для отмены либо изменения приговора суда, так как по делу собрано достаточно доказательств, подтверждающих виновность осужденного в содеянном.

Доказательства, на которые основаны выводы суда первой инстанции, собраны с соблюдением главы 10 УПК РФ.

При назначении наказания осужденному А.С.-Х.С.А. суд учел характер и степень общественной опасности совершенного преступления, относящегося к категории особо тяжких, личность подсудимого, который ранее не судим, положительно характеризуется по месту жительства и регистрации, наличие <данные изъяты>, отсутствие отягчающих наказание обстоятельств.

В соответствии со ст. 61 УК РФ, в качестве обстоятельств, смягчающих наказание А.С.-Х.С., суд учел наличие <данные изъяты>, положительные характеристики с места жительства и регистрации А.С.-Х.С., совершение преступления впервые, наличие признаков <данные изъяты>.

Несмотря на совокупность смягчающих наказание обстоятельств, суд обоснованно не усмотрел оснований для применения правил ст. 64 УК РФ, поскольку исключительных обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности преступления, связанных с целями и мотивами преступления, ролью виновного, его поведением во время и после совершения преступления, предусмотренных ст. 64 УК РФ, по делу не установлено.

Таким образом, назначенное осужденному А.С.-Х.С. наказание в виде 7 лет лишения свободы, без ограничения свободы, с отбыванием наказания в колонии строгого режима, по своему виду и размеру является справедливым, и оснований для его смягчения судебная коллегия не усматривает.

При изложенных обстоятельствах, судебная коллегия считает приговор Майкопского городского суда от 02 апреля 2013 года законным, обоснованным и справедливым, а поэтому подлежит оставлению без изменения..

На основании изложенного, руководствуясь, 389-13, 389-20, 389-28 УПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

приговор Майкопского городского суда от 2 апреля 2013 года в отношении осужденного А.С.-Х.С. оставить без изменения, а апелляционную жалобу адвоката А.С.Х. – без удовлетворения.

Председательствующий –                         Х.Е. П.                    

guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments